НЕОКЛАССИКА

СОВРЕМЕННЫЕ КОМПОЗИТОРЫ

Следи за интересным

vk | instagram | youtube

Search

Исландский композитор рассказывает о своем музыкальном пути, о тонкостях работы со звуком и своей связи с Исландией в проекте Impromptu.

Impromptu – это разговор с композиторами по всему миру о поиске звука и создании музыки

OA: Я не верю, что компьютеры могут делать то, что делают аналоговые машины. Компьютеры могут творить грандиозные вещи, музыка с их помощью звучит потрясающе и все такое, но все это – по-другому. Мне нравятся тонкости реальных инструментов, потому что в них всегда находишь что-то неожиданное. Например, взять синтезатор позади меня – возможно, таких сотни по всему миру, но не найдешь двух, звучащих одинаково.

Виртуальные инструменты звучат как раз абсолютно одинаково, потому что это просто код. Но в реальных инструментах всегда есть хотя бы малейшие различия в деталях, и уникальное звучание каждого можно исследовать. Каждый раз, когда я играю на этом синтезаторе, я нахожу что-то уникальное в звуке. Такое не получить от компьютера.

Я родом из маленького городка Мосфедльсбайр. Люди либо живут там всю жизнь и не выезжают, либо переезжают в другой город. Я из тех, кто переехал.

В юности я играл на ударных в группах, которые даже немного гастролировали по миру. Я слушал много панк-музыки, постепенно начал проникаться музыкой к фильмам (вроде Джона Уильямса), классической музыкой (например, Шопеном). Это действительно изменило мою жизнь – осознание, что классическая музыка не должна быть очень сложной, что ее можно сделать простой и доступной, но в то же время вдохновляющей.

Я работаю над некоторого рода технологией для вот этих фортепиано – они играют самостоятельно, а я создаю программное обеспечение, алгоритм для их контроля. Мы работали над этим два года и все еще продолжаем работать.

У меня нет музыкального композиторского образования, ничего такого. Я пытался, я поступил в университет на специальность “классическая композиция” и был отчислен с первого курса (смеется).

В моем доме было фортепиано, я играл на нем, а когда всерьез увлекся музыкой, основанной на фортепиано, я стал слушать много такой музыки и изучать, что в ней интересного, почему она нравится. Много опыта пришло именно из прослушивания, даже копирования. Когда я был моложе, я мог заметить интересную деталь в композиции и взять ее себе, потом забрать другую из другой композиции. Поэтому ранние композиции звучат иногда как странный монтаж, но это неплохо, это способ учиться.

Я использую много лампового оборудования, чтобы работать с оттенками звука, а также магнитофоны для создания эффекта эхо и в целом для музыки – мне нравится их звук, их присутствие.

Большая часть моих композиции не содержит четкой структуры вроде припевов и куплетов. Моя музыка, как и электронная, строится на постоянном звучании – мелодия не меняется, она скорее строится вокруг одной идеи. В этом смысле это ограничение – ты не можешь развивать мелодию вправо или влево, только вверх или вниз.

Я много путешествую, что иногда довольно тяжело дается. Я провожу какое-то время в Берлине, какое-то в Лос-Анжелесе, и там мне сложно писать музыку. Возможно, это потому, что я чувствую там себя немного потерянным, или потому, что там очень много всего происходит. И моя основная связь с Исландией основана на том, что именно здесь я могу сесть и написать много музыки, наверное, потому, что здесь все словно бы замедляется.

Концерты Оулавюра Арналдса в России:

17 сентября — Москва, ММДМ

19 сентября — Санкт-Петербург, ДК Ленсовета

Билеты и информация: https://neoclassica.ru/arnalds