Захватывающие саундтреки из кино про путешествия во времени и пространстве

В апреле вышел долгожданный научно-фантастический сериал «Рассказы из Петли». Примечателен он не только тем, что это первая серьезная экранизация работ известного шведского художника Саймона Столенхага, но и тем, что музыка к нему является дебютной работой американского композитора-минималиста Филипа Гласса для телевизионного сериала. В связи с этим знаменательным событием редакция «Неоклассики» вспоминает захватывающие саундтреки к фильмам про путешествия во времени и пространстве.

Филип Гласс, Пол Леонард-Морган (Philip Glass, Paul Leonard-Morgan) и «Рассказы из Петли» (Tales from the Loop)

Филип Гласс является одним из самых влиятельных современных композиторов Америки. Его творческие инновации, широко известные как минимализм (сам Гласс предпочитает термин «музыка с повторяющимися структурами»), давно вошли в мейнстрим. Его оперы исполняют в Метрополитен-опера и далеко за ее пределами; его симфонии входят в репертуар лучших мировых оркестров; его саундтреки для кино неоднократно получали номинации на премию «Оскар». Музыкальное сопровождение к сай-фаю «Рассказы из Петли» по мотивам ретрофутуристического артбука шведского художника Саймона Столенхага — это первый в истории саундтрек, написанный легендарным композитором для телевизионного сериала. Вместе с мэтром в записи принимал участие его британский коллега Пол Леонард-Морган (Paul Leonard-Morgan), автор музыки к фильмам «Области тьмы» и «Судья Дредд 3D». Композиторы сознательно отказались от пышных аранжировок и голливудских блокбастерских клише в угоду изящной музыке под стать историям, в которых поднимаются экзистенциальные вопросы. Основой саундтрека стали фортепиано и струнные, а солирующим инструментом, каждый раз подчеркивающим появление в сюжете потусторонней «Петли» — блокфлейта.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Майкл Саби (Michael Suby) и «Эффект бабочки» (The Butterfly Effect)

Майкл Саби известен как автор рельефных, насыщенных саундтреков, которые сопровождают самые сложные замыслы и сюжетные линии голливудских режиссеров. Несмотря на довольно позднее начало карьеры, выпускник Колледжа Беркли может похвастать внушительным портфолио. Композитор написал музыку к более чем тремстам телепроектам и фильмам, в числе которых «Эффект бабочки». Получивший в свое время культовый статус психологический триллер запомнился зрителям в том числе драматичной любовной линией Эвана Треборна и Келли. Кульминацией их истории стал эпизод с похоронами героини актрисы Эми Смарт. Сопровождающая кадры композиция Майкла Саби Kyleigh’s Funeral начинается с простой меланхоличной фортепианной партии, которая постепенно обрастает аранжировками, обретает новые слои. И вот перед зрителем уже эпичная и трагическая картина с поистине циммеровским размахом, музыкальная трактовка самой теории эффекта бабочки — тихая, нежная в начале и мощная, словно цунами, в конце.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Алан Сильвестри (Alan Silvestri) и «Назад в будущее» (Back to the Future)

Ветеран композиторского цеха американец Алан Сильвестри — один из самых востребованных профессионалов мира кино. Окном в этот мир для него стала работа над музыкой к сериалам «Старски и Хатч» и «Калифорнийский дорожный патруль». Приобретя огромный опыт, Сильвестри принялся за покорение полного метра. Сегодня в его творческой копилке музыка к более чем ста фильмам, таким как «Форрест Гамп», «Телохранитель», «Миссия невыполнима», «Первому игроку приготовиться» и к нескольким фильмам знаменитой франшизы «Мстители» от Marvel. Одной из ключевых работ Алана стала захватывающая оркестровая музыка к трилогии «Назад в будущее» режиссера Роберта Земекиса, которая в том числе помогла фильму достичь культового статуса. Поначалу в центре внимания слушателей оказалась титульная песня The Power of Love группы Huey Lewis and the News, но когда спустя несколько лет была опубликована полная версия оригинального саундтрека, справедливость восторжествовала — ведь энергичная композиция Back to the Future входит в число самых популярных и узнаваемых лейтмотивов в истории кино, а все остальные работы Сильвестри придают трилогии ту неповторимую атмосферу, за которую любят приключения Марти Макфлая и Эммета «Дока» Брауна.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Майкл Джаккино (Michael Giacchino) и «Земля будущего» (Tomorrowland)

Майкл Джаккино — американский композитор с итальянскими корнями, обладатель премий «Оскар» и «Эмми», трехкратный лауреат «Грэмми». Впервые он обратил на себя внимание благодаря саундтреку к игре «Затерянный мир: парк Юрского периода». Джаккино был первым, кто записал музыку для игры на PlayStation с помощью симфонического оркестра. Продолжая работать в гейм-индустрии, он собрал массу наград за саунд-дизайн к сериям игр Medal of Honor и Call of Duty. Его перу принадлежат саундтреки к множеству мультипликационных фильмов знаменитой студии Pixar, в числе которых «Суперсемейка», «Рататуй», «Вверх». Кроме того, в списке работ композитора значатся такие голливудские блокбастеры как «Джон Картер», «Доктор Стрэндж», «Миссия невыполнима» и «Планета обезьян». Научно-фантастический фильм «Земля будущего» Брэда Бёрда рассказывает о городе в другом измерении, прообразом которого стал реальный проект Уолта Диснея по расширению своего знаменитого тематического парка в 1955 году. Для написания музыки режиссер пригласил своего давнего соратника Майкла Джаккино, чей проникновенный, лиричный саундтрек стал одним из самых выразительных и удачных в карьере композитора. Буквально каждые такт и нота соответствуют моменту и точно передают чувства и эмоции героев фильма, равно как и остроту сюжетных поворотов.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Райнхольд Хайль, Джонни Клаймек, Том Тыквер (Reinhold Heil, Johnny Klimek, Tom Tykwer) и «Облачный атлас» (Cloud Atlas)

Музыкальное сотрудничество композиторов Райнхольда Хайля и Джонни Климека с режиссером и композитором Томом Тыквером в трио Pale 3 насчитывает множество саундтреков к самым культовым фильмам последних лет (как правило, самого Тыквера). Среди наиболее нашумевших из них — «Беги, Лола, беги», «Парфюмер», «Интернэшнл» и «Матрица: Революция». Стилистический спектр трио достаточно широк — есть в их дискографии, например, саундтрек к фильму «Принцесса и воин» в стиле даунтемпо, записанный вместе с певицей и электронщицей Skin. Музыка к совместной работе Тыквера и Вачовски «Облачный атлас» своей тонкой детальностью и мелодической простотой идеально дополняет нелинейный, «лоскутный» сюжет этого фантастического эпоса, помогая связать воедино его сложную структуру. Мечтательно-меланхоличная и в то же время стремительно-динамичная основная тема (Prelude, Finale, End Title) многим напомнит о киноработах композитора Майкла Наймана. Изобретательная камерность всего саундтрека завораживает не менее, чем эпический размах самого фильма, прекрасно работая на общий замысел его создателей.

Гарри Грегсон-Уильямс (Harry Gregson-Williams) и «Дежавю» (Deja Vu)

Англичанин Гарри Грегсон-Уильямс отметился в значительном количестве крупных проектов, как в области киноиндустрии, так и видеоигр. Среди его наиболее успешных работ — саундтреки к играм Call of Duty 4 и Metal Gear Solid, фильмам «Хроники Нарнии», «Люди Икс: Начало. Росомаха», «Марсианин», «Шпионские игры» и франшизе «Шрек». Плодотворная коллаборация с режиссером в жанре экшена Тони Скоттом закрепила его статус как одного из самых востребованных композиторов Голливуда с характерным современным стилем. «Дежавю» — пятый по счету совместный проект Грегсон-Уильямса и Скотта. В основе саундтрека — минорный тематический материал, ответственный за, что называется, «горько-сладкое» настроение. Простой и запоминающийся лейтмотив, сыгранный на классической гитаре на фоне невесомых синтезаторных гармоний, вызывает ассоциации с романтической традицией, восходящей к саундтреку Нино Рота к «Ромео и Джульетте» 1968 года. В целом музыка Грегсон-Уильямса вполне удачно функционально дополняет шпионскую тематику фильма.

Брэд Фидель (Brad Fiedel) и «Терминатор» (Terminator)

Брэд Фидель известен своим фирменным синтезаторным стилем. Работая в основном в жанрах научной фантастики, боевиков и ужасов, фильмография американского композитора включает две части хоррора «Ночь страха», «Змея и радуга», «Голубая сталь», «Правдивая ложь», «Джонни Мнемоник» и сериал «Байки из склепа». Прославился же Фидель благодаря сотрудничеству с режиссером Джеймсом Кэмероном над фантастическим боевиком «Терминатор» про киборга-убийцу и его сиквелом «Терминатор 2: Судный день». Композитору великолепно удалось передать эмоциональный посыл сюжетной линии культового фильма. Фидель выразил в героических и нагнетающих мотивах темы воинственной победы, надежды и веры. Саундтрек органично сопровождает сюжет, дополняет красками и увлекает за собой, погружая зрителя в атмосферу фильма. А главная тема фильма с синтезаторным металлическим звучанием стала визитной карточкой композитора и сделала его знаменитым.

Ханс Циммер (Hans Zimmer) и «Интерстеллар» (Interstellar)

Ханс Циммер — живой классик и один из самых востребованных композиторов современности. Многократный лауреат премий «Оскар», «Золотой глобус» и «Грэмми», он заставил лить слезы миллионы людей над фильмами «Человек дождя», «Гладиатор», «Король Лев», «12 лет рабства», «Перл-Харбор» и «Дюнкерк». Его саундтреки никогда не оставляют зрителей равнодушными. В работе над музыкой к научно-фантастической драме Кристофера Нолана «Интерстеллар» Ханс Циммер поднялся на новую высоту и показал себя как тонкий поэт, размышляющий о природе любви — к жизни, Богу, близким. Саундтрекам к фильмам космической тематики свойственен пафос и размах. Циммер же выбрал иной путь и вложил в свои композиции всю печаль, одиночество и растерянность человека в открытом космосе. В качестве главного инструмента он использовал церковный орган, а первую зарисовку написал за ночь, толком не зная сценария — таким было условие режиссера. Вскоре немец на два года оборвал контакты с внешним миром, заперся в студии и записал настоящий шедевр.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Крис Бэйкон (Chris Bacon) и «Исходный код» (Source Code)

Крис Бэйкон — американский кинокомпозитор, восхождение к голливудскому Олимпу которого началось с музыки к сериалам. Набив руку в сочинении партитур для телевизионных мелодрам и приключенческих историй, он легко вошел в мир большого кино. Мультфильмы «Альфа и Омега», «Гномео и Джульетта», хоррор «Седьмой пациент», наконец совместная работа с Дэнни Элфманом над саундтреком к перезагрузке франшизы «Люди в черном: Интернэшнл». Но настоящее мастерство композитора проявилось еще на заре карьеры в динамичном сай-фае «Исходный код» о солдате Колтере Стивенсе, который постоянно оказывается в теле неизвестного мужчины и должен за короткое время расследовать причины крушения поезда. В благодарностях в примечаниях к официальному изданию саундтрека режиссер Дункан Джонс сделал акцент на чрезвычайно сжатых сроках, в которых только что ставшему отцом Крису Бэйкону пришлось сочинять партитуру для саундтрека. Но это обстоятельство пошло композитору лишь на пользу — для научно-фантастического боевика с участием Джейка Джилленхола он написал остросюжетную музыку, которая подойдет к любому триллеру. Бэйкон использует знакомые для жанра средства с внезапными скачками громкости и темпа, нарастанием струнных на высоких нотах, которое сигнализирует о тревожных моментах сюжета. Даже передышки у Криса всегда исполнены с особым напряжением, словно погоня может возобновиться в любой момент.

Пол Бакмастер (Paul Buckmaster) и «12 обезьян» (Twelve Monkeys)

Так уж получилось, что британский композитор с классическим образованием Пол Бакмастер прославился в первую очередь в мире поп-музыки. Многолетняя студийная работа с Дэвидом Боуи, Элтоном Джоном, Леонардом Коэном, The Rolling Stones, Майлзом Дэвисом и другими звездами, премия «Грэмми» за аранжировку к песне Drops of Jupiter группы Train… Карьера поп-аранжировщика, возможно, отчасти затмила киномузыку Бакмастера, однако его вклад в кинематограф также внушителен. По сюжету «12 обезьян» чудовищный, неизлечимый вирус уничтожил почти все население Земли (ничего не напоминает?). Главный герой добровольно отправляется в опасное путешествие на машине времени в прошлое, чтобы помочь ученым найти источник возникновения заразы. Саундтрек к фильму, безусловно, понравится фанатам атмосферных неонуаров. Бакмастеру и режиссеру Терри Гиллиаму удалось с помощью взаимодействия музыки и визуального ряда воссоздать фантасмагорическое ощущение у протагониста от происходящих событий. Главная тема, переработка вступления из Suite Punta Del Este Астора Пьяццоллы, своей незатейливой мелодией на бандонеоне точно передает сочетание шизофренического настроения и парадоксального комизма, свойственного стилю Гиллиама. Драматизм остальных композиций только оттеняет эту игривую мрачность.