Неоклассики, которые используют электронные инструменты. Часть первая

Бытует ошибочное мнение, что на фоне классической музыки электронная кажется вторичной. Композиторы из этой подборки на своем примере доказывают, как два, казалось бы, несовместимых жанра могут органично дополнять друг друга, рождая синергию. Выжимая максимум из своего оборудования, чувственные фортепианные мелодии и пассажи струнных они с ювелирной точностью инкрустируют мерцающимими глитчами, эффектами и аппаратными шумами.

Нильс Фрам (Nils Frahm)

Когда речь заходит о симбиозе электронной музыки и неоклассики, часто вспоминают британский лейбл Erased Tapes. Оулавюр Арнальдс, Питер Бродерик, Kiasmos, Rival Consoles — смелые экспериментаторы, чья известность вышла далеко за рамки авангардной сцены. Важнейший артист лейбла — немецкий композитор Нильс Фрам, признанный мастер медитативной электроники и тонких фортепианных мелодий. Аудитория любит, прежде всего, его живые шоу. Немецкий композитор создает музыку прямо на сцене, опираясь на легкий пунктир студийных записей. В своих выступлениях он использует рояль, вертикальное фортепиано, синтезаторы и контроллеры. Фрам смотрит глубоко в физику звука. Словно художник-импрессионист, он работает с волнами, потоками, смешивая их на глазах изумленной публики. Нильс говорит, что стремится изменить способ работы инструмента. Ищет звуки, которые кажутся слушателю знакомыми, но непохожими ни на что, услышанное прежде. В сущности, именно на этой композиционной уловке построено все творчество Фрама.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Фабрицио Патерлини (Fabrizio Paterlini)

Итальянский композитор Фабрицио Патерлини никогда не обижался на критиков, которые называют его музыку «прикладной». Умение погрузить слушателя в состояние мечтательного покоя не менее важно для него, чем погоня за новаторскими идеями. Модному минимализму немецких и скандинавских неоклассиков Фабрицио противопоставляет чувственные мелодии, вдохновленные композиторами эпохи романтизма. В прошлом участник поп и рок-групп, Патерлини успел освоить множество инструментов, но в итоге остановился на пианино. Фабрицио воспринимает игру, как некое медитативное состояние. Большинство работ композитора рождаются из импровизации. Один из восьми своих номерных альбомов («Winter Stories», 2018) он написал, играя в прямом эфире на протяжении шести дней. Живые шоу итальянца — интимное действо. Он часто выступает сам, иногда в сопровождении камерного струнного оркестра. Во время концертов Фабрицио запускает заранее спрограммированные электронные партии: мягкие синтезаторные пассажи или ритм-секцию.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Поппи Акройд (Poppy Ackroyd)

Эту хрупкую девушку из Брайтона многие меломаны знают как участницу электронного проекта Hidden Orchestra. Между тем, Поппи Акройд вполне самодостаточный артист и композитор. На сцене она в одиночку создает целую музыкальную вселенную: играет на нескольких инструментах, управляется с семплерами или контроллерами. Артистка говорит, что не ищет сложности в самой музыке. Через достаточно простые решения и выразительные мелодии она стремится передать сложную палитру эмоций и переживаний. Иногда встает из-за пианино и берет в руки скрипку — на этом строится музыкальный контраст большинства ее номеров. На каждом новом альбоме Поппи стремится изобрести себя заново, чем очень импонирует культовой исландской певице Björk. Именно на лейбле Björk под названием One Little Indian Records вышли два альбома британки. В туре в поддержку последнего («Resolve», 2018) Поппи решила расширить свой концертный состав. Теперь она выступает в компании трех новых инструментов: ханг, кларнет и флейта.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Себастьян Плано (Sebastian Plano)

Свои первые работы Себастьян Плано начал записывать в 12 лет. В столь юном возрасте вундеркинд из Аргентины успел в совершенстве освоить пианино и начал экспериментировать с электронной музыкой. Учителя настаивали: стоит уделить внимание основам. Себастьян не спорил. Он овладел обширными знаниями о фолк-музыке и танго, но после снова вернулся к секвенциям и ритмам синтезаторов. Плано говорит, что любит отталкиваться от визуальных образов. Композитор пишет саундтреки для кино и компьютерных игр, а если создает собственные произведения, то проецирует в голове образы и события, коим могла бы соответствовать музыка. Работы Плано монументальны и неспешны. Они раскрываются перед слушателем, словно сюжет масштабной истории, романа или картины. Выступать музыкант предпочитает в одиночку. Помимо пианино и множества электронных дейвайсов, он отлично управляется с виолончелью и отмечает, что этот инструмент дает ему необходимую текстуру, которая связывает в воображении слушателя картинку и звук.

Grandbrothers

В 2001 году авангардный музыкант Стивен Роден выпустил альбом «The Forms of Paper», в котором все звуки были произведены от шелеста бумаги. В поясняющей аннотации он вывел новый поджанр эмбиента – лоуэркейс (или «музыка нижнего регистра»). Лоуэркейс, в сущности — это тот же эмбиент, но застывший в шаге от тишины. Очень тихие звуки обрамляются долгими паузами, аудиопоток превращается в пунктир. Эту технику прекрасно освоил дуэт Grandbrothers, для произведений которого лоуэркейс служит отправной точкой. Их музыка словно рождается из небытия: вот звук, за ним еще один… Наконец, все это вырастает в сложное аудиополотно с множеством нюансов и деталей. Живые шоу Grandbrothers граничат с сеансами звуковой медитации. Дуэт долго «раскачивается», но действо всегда приходит в кульминацию. Лукас Вогель — конструктор синтезаторов из Швеции — запускает дорожки с глитчами, семплами и шумами. Джазовый пианист Эрол Шарп «облекает» цифровую природу треков Grandbrothers в фортепианные пассажи в духе минимализма.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Мартин Кольштедт (Martin Kohlstedt)

Есть композиторы, которые предпочитают тщательно продуманную драматургию своей программы. Другие склонны импровизировать и отдаваться потоку музыки здесь и сейчас, всякий раз получая разный результат. Немецкий пианист Мартин Кольштедт — ярый приверженец второго подхода. Его концерты — это путешествие по вселенной звуков с целью достижения катарсиса. Во главе угла должна стоять интуиция и живое общение с инструментом. Именно непредсказуемость, нерв и почти ритуальная атмосфера выступлений Мартина принесли ему признание и славу. Музыкальная карьера Кольштедта началась с двух фортепианных альбомов. И только на третьем, «Strom», он начал двигаться в сторону экспериментов с электроникой. С тех пор в своих шоу, помимо акустического пианино, он использует синтезаторы, родес-пиано и записанный бит. А также активно практикует так называемый модульный принцип сочинения треков, когда за основу берутся несколько композиций и на их пересечении возникает совершенно новое произведение.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Чэд Лоусон (Chad Lawson)

Композитор Чэд Лоусон словно притягивает к себе коммерческий успех. Мировой тур с Хулио Иглесиасом, работа над саундтреком к сериалу «Ходячие мертвецы», музыка для рекламы брендов. Наконец, первые строчки в чартах iTunes и Billboard у сборника авторских вариаций Шопена. Его медитативные композиции — своего рода лекарство от хаоса больших городов и безумного темпа современной жизни. Будучи виртуозным пианистом, Лоусон критикует джазовую сцену родного Нью-Йорка, помешанную на технике и скорости исполнения. Он убежденный минималист. Не случайно его любимые композиторы — Густаво Сантаолалья и Кит Джарретт. Cейчас музыкант вдохновляется мечтательной электроникой вроде Purity Ring и Tycho. В своем шоу по мотивам альбома «Re: Piano» Чэд умело заигрывает с технологиями. С помощью контроллера Ableton Push он в реальном времени обрабатывает рояль Steinway, создавая лупы и накладывая эффекты. На выходе получается в равной степени классическое и эмбиентное звучание.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Murcof & Ванесса Вагнер (Vanessa Wagner)

Творческий метод Murcof — сочетание аскетичной электроники и живых инструментов. На записях Murcof в разное время появлялись Эрик Трюффаз, Талвин Сингх, Франческо Тристано. Особняком в этом списке стоит имя Ванессы Вагнер. Они познакомились на фестивале во Франции. Ванесса закончила свою программу и решила сыграть пьесу Эрика Сати, чтобы заполнить паузу перед следующим выступлением. Murcof был впечатлен услышанным. Он вышел на сцену и просто продолжил играть вместе с пианисткой. Итогом той спонтанной импровизации стал их совместный альбом. Переосмыслив композиторское наследие ХХ века, им удалось создать органичный диалог акустического и синтезированного звука. Произведения минималистов Арво Пярта, Джона Кейджа и Филиппа Гласса, авангардиста Дьёрдя Лигети, IDM-продюсера Aphex Twin нашли здесь новое неожиданное прочтение. Еще эффектнее этот материал звучит вживую. Ванесса с ее пронзительной игрой на пианино и Murcof, творящий целые миры при помощи лэптопа, микшера и MIDI-контроллера.

Франческо Тристано (Francesco Tristano)

Пианист Франческо Тристано — философ от музыки, визионер. В произведениях Баха он слышит ритм, гармонию, порядок и ощущение грува, присущие техно. По словам музыканта, в таком сравнении нет ни капли кощунства или неуважения. Ведь любая музыка стремится к одному — контакту с умом и телом, чувству эйфории. Франческо удается параллельно развиваться в двух ипостасях — классического пианиста и электронного продюсера. В дискографии Тристано собрание токкат Фрескобальди может соседствовать с компиляцией оркестровых версий детройтского техно. Он с одинаковым успехом может выступить с аудиовизуальным шоу под баховские «Гольдберг-вариации» и устроить танцевальный сет на Boiler Room с целым ворохом синтезаторов вокруг. Франческо — большой любитель роялей и синтезаторов Yamaha. В своих выступлениях он использует мини-клавиатуру серии Reface и Yamaha Motif XF8, полифония которого близка к акустическому пианино. Как искусному импровизатору ему крайне важно иметь пространство для маневра на сцене.

Оулавюр Арналдс (Ólafur Arnalds)

Оулавюр Арналдс — мастер хрупких, невесомых пианинных этюдов. Обладая очевидным композиторским талантом, он к тому же филигранно работает с электронным звуком. Своим перфекционизмом исландец возводит процесс записи в ранг алхимии — как в сольном творчестве, так и в составе техно-дуэта Kiasmos. Для концертов в поддержку альбома «re:member» он собрал невероятно затейливый и изощренный сетап. Два синтезатора, midi-клавиатура, контроллер эффектов, Ableton Live. С ним на сцене струнный квартет и барабанщик. Главная изюминка шоу — специально разработанный для Арналдса генеративный алгоритм, который реагирует на нажатие клавиш рояля, преобразует звук в MIDI и отправляет его в программу Ableton Live. Этот же звуковой сигнал синхронизируется со световым оборудованием и двумя дисклавирами, образуя своего рода секвенцию. Оулавюр находит естественным и логичным сочетание технологий и акустики. Он часто шутит, говоря, что в наше время Шопен обязательно работал бы в Pro Tools.

 

Подробнее о композиторе в альманахе