Лучшие неоклассические альбомы. Часть вторая

Знакомство с современной классической музыкой похоже на курс корабля во время шторма — если не знать расположения фарватера и не заметить свет маяка, велика вероятность наскочить на риф. Точно также выдающиеся работы талантливых композиторов порой не так-то просто отыскать в океане посредственного материала. Редакция «Неоклассики» берет на себя важную просветительскую миссию и рекомендует ключевые альбомы, без которых невозможно представить жанр. С первой частью подборки можно ознакомиться здесь.

Фабрицио Патерлини (Fabrizio Paterlini) и «Fragments Found»

Релиз Fragments Found — важный рубеж в творчестве Фабрицио Патерлини. Альбом подарил композитору статус одного из главных итальянских неоклассиков наряду с Людовико Эйнауди. Эйнауди, в свою очередь, как раз тот, кто в большей мере повлиял на творчество Патерлини. Во времена молодости музыкант экспериментировал с разными жанрами от джаза до прогрессивного рока, но в какой-то момент решил, что наилучшим образом его внутренний мир отражает фортепиано. С тех пор он сосредоточился на единственном инструменте, которым владеет с шести лет. Fragments Found — это десять фортепианных пьес, записанных в разные годы и впервые опубликованных. В них Патерлини рассказывает историю своей жизни, поэтому композиции ностальгические и трогательные. Многие мелодии напоминают те, что могли звучать в фильмах из детства. Например, короткая зарисовка Rue des Trois-Frères, которую Фабрицио посвятил парижской улочке в романтичном районе Монмартр.

 

Подробнее о композиторе и его концертах в России

Ян Тирсен (Yann Tiersen) и «EUSA»

Десятый альбом в дискографии Яна Тирсена примечателен своей камерностью и интимностью. Бретонский композитор получил массовую популярность благодаря саундтреку к фильму «Амели», в котором использовано множество разнообразных музыкальных инструментов. В EUSA Тирсен отказывается от лишних элементов и сводит альбом к простой концепции: человек и пианино. Каждая из десяти сольных фортепианных пьес посвящена одному из уголков острова Уэссан, крошечному участку суши в водах Атлантического океана, где несколько лет живет и работает Ян Тирсен. Нежные минорные мелодии связаны между собой атмосферными композициями Hent I – VIII. Эти «тропинки» созданы на основе полевых записей — шума океанских волн и ветра, пения птиц. Композитор признается, что в процессе создания музыкальной карты любимого всем сердцем Уэссана он развернул перед слушателями карту своей души. Релизу альбома предшествовало видео на завораживающую пьесу Porz Goret — это одно из самых красивых произведений в альбоме посвящено торфяным болотам острова.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Филип Гласс (Philip Glass) и «Metamorphosis»

Филипп Гласс — основоположник минимализма, который, впрочем, сам ненавидит этот термин и предпочитает, чтобы его называли создателем «музыки с повторяющейся структурой». В 1989 году он выпустил альбом Solo Piano, состоящий из двух разделов. В него вошли пьесы Metamorphosis I – V, написанные Гласом под впечатлением от повести Франца Кафки «Превращение», и еще два трека. К этому времени композитор уже начал выходить за жесткие рамки минимализма, который развивал в 70-е. В пьесах слышен его опыт работы с оперой, но конечно, повторяющиеся структуры по-прежнему присутствуют. Цикл Metamorphosis стал одной из самых значимых работ в современной музыке. Вошедшие в него пьесы звучали в кино (культовый сериал «Звездный крейсер «Галактика», оскароносный фильм «Часы»), а группа Perl Jam всегда включала их перед началом своих концертов. Существует несколько версий Metamorphosis в исполнении разных пианистов, но собственная техника игры Гласса в релизе 1989 года обладает очарованием, которое сложно превзойти.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Такахиро Кидо (Takahiro Kido) и «Fairy Tale»

Музыка Такахиро Кидо часто находит коммерческое применение. Она звучит в рекламе, в новостных выпусках и кино. Композитор сумел объединить треки и сэмплы из них с новыми работами и выпустил абсолютно искренний альбом, где нет и намека на музыку, написанную по брифу. В Fairy Tale он нашел баланс между человеческим и техническим совершенством. Композиции теплые и живые, но их звучание демонстрирует умение Такахиро работать в разных музыкальных концепциях. Prologue с тихими ломаными ритмами напоминает Sigur Ros, Oranges & Lemons звучит как старинная музыкальная шкатулка, The Three-Day Blow — это классическая пьеса с печальным соло скрипки. Последняя композиция — одна из самых красивых в альбоме, если не самая. Изначально The Three-Day Blow принадлежала другому проекту Такахиро Кидо, группе Anoice, для которой он пишет и играет музыку вместе со своей женой мультиинструменталисткой и композитором Юки Мурата. Но Такахиро решил использовать трек в сольном альбоме в качестве кульминации.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Масайоcи Фуджита (Masayoshi Fujita) и «Apologues»

Apologues — второй сольный альбом японского композитора, музыканта вибрафониста Масайоcи Фуджита, выпущенный под его собственным именем. В отличие от работ Фуджита в рамках проекта El Fog или сотрудничества с Яном Елинеком, Apologues — это кристально чистые переливающиеся звуки вибрафона, без электронных помех. Но чтобы расширить палитру звуков, музыкант использует различные молоточки для игры на инструменте и подручные средства — фольгу, нитки бисера. В альбоме и сама музыка похожа на нитку бисера, настолько она хрупкая. Альбом мог бы стать саундтреком к детским сновидениям о волшебных мирах. Названия у композиций соответствуют этому эфемерному волшебному звучанию: Knight And Spirit Of Lake (Рыцарь и дух озера), Beautiful Shimmer (Прекрасное мерцание). Главная композиция — Tears Of Unicorn (Слезы единорога), первая по счету в треклисте. В преддверии релиза альбома Масайоcи Фуджита выпустил на нее видео, снятое в его берлинской квартире. В видео звучит только соло вибрафона.

Дастин О’Хэллоран (Dustin O’Halloran) и «Lumiere»

Релизу Lumiere в дискографии американского композитора и блестящего пианиста-самоучки Дастина О’Хэллорана предшествовали заметные работы в кино и три альбома. 2011 год стал одним из самых продуктивных в его творческой биографии: композитор выпустил не только Lumiere, который писал несколько лет, но и дебютную пластинку в составе дуэта Winged Victory for The Sullen. Новый сольный альбом О’Хэллорана получился глубоким и целостным. Lumiere пропитан интроспективными эмоциями и минорными тональностями. В записи альбома принимали участие музыканты ACME, сотрудничавшие со многими громкими именами в неоклассике, а его сведением занимался Йохан Йоханнссон. О’Хэллоран сравнивает процесс создания музыки с живописью. Он поэтапно добавляет в произведение цвет, текстуру, пространство, рисует его как картину, всегда оставляя свободный угол. Одна из таких ярких картин в Lumiere — композиция We Move Lightly, которая вошла в саундтрек к фильму «Как сумасшедший».

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Стив Райх (Steve Reich) и «Music for 18 Musicians»

Одна из ключевых работ XX века, определяющая минимализм как музыкальное направление, и одновременно одна из самых новаторских для своего времени, впервые вышла в 1978 году. Альбом был перезаписан при участии Ensemble Signal и переиздан в честь юбилея Райха в 2015 году. Music for 18 Musicians называли музыкой для роботов. Это определение скорее имеет отношение к технике музыкантов, чем к произведениям. Композитор определил количество участников оркестра в названии альбома, и помимо игры в рамках сложной ритмической структуры музыкантам пришлось менять инструменты во время исполнения. Музыка не бездушна и полна красивых звуковых текстур. Сам Райх признал запись экстраординарной, а Дэвид Боуи включил ее в Топ-25 любимых пластинок. Music for 18 Musicians — это цикл, состоящий из одиннадцати аккордов. Начало и конец цикла — треки, которые называются Pulses. Особого внимания заслуживает пьеса IIIA, повторяющиеся паттерны скрипки, фортепиано, мирамба, ксилофона в которой звучат завораживающе.

Нико Мьюли (Nico Muhly) и «Drones»

Нико Мьюли — ученик Филипа Гласса, самый молодой композитор-минималист, чья опера звучала на сцене Метрополитен-опера. Drones находится на противоположном полюсе остального творчества Мьюли. Если бы эта музыка обрела визуальную форму, она бы выглядела как картина супрематиста. Альбом состоит из трех ранее опубликованных EP и одного нового, отдельно существующего трека. Концепция первой части Drones & Piano — атональность и непредсказуемые ритмы, жесткие отрывистые штрихи фортепиано на фоне мягкого неизменного гула скрипки. Drones & Viola продолжение этого сценария с небольшими модификациями; здесь музыка становятся более структурной. В Drones & Violin пианино иногда выходит на первый план, но в большей части композиций оно отдает власть скрипке. Завершает альбом наиболее гармоничное произведение со сложными текстурами Drones in Large Cycles. В нем сбивчивые звуки фортепиано смешиваются с синтезатором, скрипкой, и повторяющиеся паттерны постоянно эволюционируют с наступлением нового цикла.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Майкл Найман (Michael Nyman) и «The Piano»

The Piano — одна из самых известных работ в грандиозной дискографии Майкла Наймана, созданная в качестве саундтрека для оскароносного фильма «Пианино» 1993 года. Но если в оригинальном саундтреке фортепианные партии исполняла актриса Холи Хантер, то в одноименном альбоме, за инструментом был сам композитор. В записи принял участие Мюнхенский филармонический оркестр и музыканты из коллектива Michael Nyman Band. Получив массовую популярность благодаря саундтрекам к фильмам Питера Гринуэя, Найман должен был написать для The Piano музыку, сильно отличающуюся от этих работ. Такое условие поставила режиссер фильма. А альбоме больше лирических композиций. Они менее интенсивны, энергичны и театральны, чем предыдущие произведения композитора. Главная тема из фильма — The Heart Asks Pleasure First, в основе которой лежит традиционная шотландская мелодия Gloomy Winter’s Noo Awa. Еще одно знаковое произведение в альбоме — Here to There, которое благодаря своему соло стало ориентиром для многих саксофонистов.

 

Подробнее о композиторе в альманахе

Агнес Обель (Agnes Obel) и «Philharmonics»

Первый студийный альбом Philharmonics датская певица и композитор Агнес Обель записывала, вдохновляясь творчеством Эрика Сати. В треклисте 12 композиций, три из которых инструментальные. Для Агнес музыка первостепенна. По ее словам, сначала появляется настроение и мелодия, а потом из звуков рождается текст. Все композиции полны грусти, а лирика — философских размышлений об одиночестве. Philharmonics попал на верхушки европейских чартов и стал бестселлером во Франции и Нидерландах. На альбом позитивно отреагировали не только рядовые слушатели, но и влиятельные музыкальные критики, хотя атмосферу работ Агнес Обель они интерпретировали по-разному. Одни ее музыку назвали мрачной и даже «могильной», другие услышали в альбоме нежную тоску и безмятежность. Главный трек в альбоме, Riverside, построен вокруг пианино и голоса. Инструмент не выполняет роль аккомпанемента, у него равные права с приглушенным вокалом Агнес, которая называет пианино своим вторым голосом.